Зелёный свет. Психология 
  Консультация Личность Первое десятилетие Вторые полвека Особенные люди
Наука Практикум Пси-профи
 
 

Айвазовский и Пушкин

В 1835 году с восемнадцатилетним И. Айвазовским случилась беда. Его, учившегося в то время в Академии художеств, по высочайшему Велению определили в помощники к французскому художнику Ф. Таннеру, обосновавшемуся в Петербурге. Тот отправлял Айвазовского писать виды Петербурга, необходимые ему для выполнения многочисленных заказов, поручал приготавливать краски. Жизнь молодому художнику стала невмоготу. Но однажды его позвал к себе президент академии А. Н. Оленин, возлагавший особые надежды на юношу, и предложил написать морской вид. Тайно от Таннера Айвазовский написал картину «Этюд воздуха над морем», которая была принята на академическую выставку и вызвала восторги зрителей. Академия присудила юному маринисту серебряную медаль.

Взбешенный Таннер пожаловался Николаю I. Он верно рассчитал удар. Император требовал, чтобы в его государстве подчиненные беспрекословно исполняли волю начальников. В поступке Айвазовского, написавшего картину тайно от наставника, Николай I усмотрел нарушение субординации и дисциплины. По его повелению картину сняли с выставки. Айвазовский оказался в опасности, над ним нависла царская немилость. Весть об этом распространилась в просвещенных кругах Петербурга. Первым утешить художника в его бедной квартире явился В. A. Жуковский. Знаменитый поэт пытался просить за опального академиста, но успеха не добился. Хлопотал и И.А. Крылов.

Вскоре перед царём вступился профессор Академии художеств А.И. Зауервейд, который сумел доказать императору невиновность начинающего художника. Опала кончилась. После всего пережитого Айвазовский внутренне преобразился. Пришло понимание, что за короткое время он обрел расположение истинных сынов отечества. Его все чаще стали приглашать А. Н. Оленин и А. Р. Томилов. Салон Оленина прославился тем, что там собирались просвещенные люди столицы, и быть званым туда почиталось за честь. Но художника больше тянуло к Томилову.

А. Р. Томилов с юных лет пристрастился к изящным искусствам. Всю жизнь собирал картины, рисунки, гравюры, cкульптуры, книги. В его дивном coбрании находились античныe мраморы, полотна европейских мастеров. Один Реморандт был представлен 331 офортами. Из русских — произведения А. Лосенко, А. Егорова, Ф. Рокотова, В. Боровиковского, О. Кипренского, С. Щедрина. В дом к Томилову Айвазовский попал сразу по приезде в Петербург. Привез с собой рекомендательные письма из Крыма. И был принят со всем радушием. После нескольких месяцев царской немилости, когда Айвазовский чуждался всех, он вновь вернулся в этот гостеприимный дом к творениям искусства, по которым он так истосковался.

И.Айвазовский. Ялта. 1899.
И.Айвазовский. Ялта.
Масло. 1899.
Тюменская картинная галерея

И вдруг одно событие отодвинуло все остальное. В Петербург после четырнадцатилетнего отсутствия вернулся К. Брюллов, сделавшийся легендой при жизни. Вскоре он стал профессором академии, руководителем портретного и исторического класса. Маэстро был общителен. В его мастерскую захаживали Пушкин, Глинка, ЖуковскиЙ, Венецианов, допускались и академисты. Он приблизил к себе Айвазовского. Было обстоятельство, которое вызвало особое расположение Брюллова к юному живописцу. В немногих его ученических работах, особенно в изображении морских бурь, новый профессор отметил мотив противоборства человека со стихией. Это шло как будто от «Последнего дня Помпеи», но прозорливому взгляду Брюллова представлялось не как подражательность, а как собственное видение мира.

В тот год случилось нечто, озарившее жизнь Айвазовского. Осенью в академии открылась весьма представительная выставка. Экспонировались «Явление Христа Марии Магдалине» А. Иванова, портреты Кипренского, пейзажи Воробьева и Лебедева, картоны «Медного змия» Бруни, скульптуры «Парень, играющий в бабки» Пименова и «Парень, играющий в свайку» Логановского, марины Айвазовского. Выставку посетил А. С. Пушкин.

И.Айвазовский. А.С.Пушкин в Крыму у гурзуфских скал.
И.Айвазовский. А.С.Пушкин в Крыму у гурзуфских скал.
1880. Масло. 198х156.
Одесский художественный музей

Много лет спустя художникк вспоминал: «...в 1836 году, за три месяца до своей смерти, именно в сентябре, Пушкин приехал в Академию художеств с женою Наталией Николаевной, на нашу сентябрьскую выставку картин. Узнав, что Пушкин на выставке и прошел в Античную галерею, мы, ученики, побежали туда и толпой окружили любимого поэта. Он под руку с женой стоял пред картиной художника Лебедева, даровитого пейзажиста, и долго рассматривал и восхищался ею. Наш инспектор академии Крутов, который ero сопровождал... увидев меня, взял меня за руку и представил Пушкину, как получающего тогда золотую медаль (я оканчивал в тот год академию). Пушкин очень меня ласково встретил и спросил меня, где мои картины... Узнав, что я крымский уроженец, Пушкин спросил: «А из какого же вы города?» Затем он заинтересовался, давно ли я здесь и не болею ли на севере... С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нем...»

Ровно через два месяца Айвазовский присутствовал на премьере оперы М. И. Глинки «Иван Сусанин». В этот вечер взошло новое светило русской музыки. Об опере спорили, ее отвергали, восхищались. Ближайшим другом Глинки был Брюллов. Сам Айвазовский отличался музыкальностью, вдохновенно играл на скрипке; особенно удавались ему восточные мелодии. Однажды Брюллов повел юного мариниста к своим друзьям Н. и П. Кукольникам. У них собирались художники, певцы, литераторы. Часто посещал Кукольников и Глинка. В тот вечер Брюллов представил им Айвазовского. Композитор и художник долго играли на скрипке, Глинка был покорен. В своих «Записках» он потом вспомнит: «Гайвазовский, посещавший часто Кукольников, сообщил мне три напева; впоследствии два из них я употребил для Лезгинки, а третий для andante сцены Ратмира в 3-м акте оперы «Руслан и Людмила». (Художник в 1841 году переменил свою фамилию Гайвазовский на Айвазовский ради более благозвучного звучания, а также для восстановления фамилии предков - Айвазин.)

И.Айвазовский. Буря на Северном море. 1865.
И.Айвазовский. Буря на Северном море.
1865. Масло. 276х202.
Феодосийская картинная галерея имени И.К.Айвазовского

Завершился тот год для живописца триумфально. В «Художественной газете» напечатан критический обзор осенней художественной выставки. Много места в этом обзоре отведено картинам Айвазовского. Зато новый, 1837 год начался трагически. Скончался Пушкин. В эти скорбные дни мастер, чтобы забыться, часто уезжал в Кронштадт. Море в эти зимние дни бунтовало, яростно вздымалось. Душа юного художника сливалась с рокотом волн. Он приступил к картине «Берег моря ночью». Там изображен юноша на берегу, протягивающий руки вперед, приветствующий приближение бури. Это первая дань Айвазовского памяти Пушкина.

Вскоре произошли события, изменившие жизнь академиста. В сентябре ему присуждена золотая медаль первого достоинства, и за выдающиеся успехи академия направила его на два года в Крым для самостоятельной работы. Не успел мастер должным образом обосноваться в родной Феодосии, как начальник Черноморской береговой линии генерал Раевский пригласил отправиться к кавказским берегам — наблюдать боевые действия флота и запечатлеть красоту восточных берегов Черного моря.

Во время плавания Айвазовский познакомился и подружился с флотоводцами М. П. Лазаревым, П. С. Нахимовым, В. А. Корниловым, А. И. Панфиловым. Но самым запомнившимся эпизодом тех дней стало знакомство и беседы со ссыльными декабристами, переведенными рядовыми из Сибири в действующую армию — А. Одоевским, Н. Лорером, М. Нарышкиным. Эти мученики русской свободы, истосковавшиеся за четырнадцать лет по живописи, музыке, театру, жадно слушали рассказ живописца о «Последнем дне Помпеи» Брюллова, опере Глинки, постановке «Ревизора», выставке в Академии художеств, о Пушкине...

Быстро бежит время. Промчались два года в Крыму, где художник работал неустанно. Настало время возвращения в Петербург, оттуда он отправлен за границу для усовершенствования в живописи. За короткий срок мастер стал знаменит как лучший маринист 'своего времени. Объездил Италию, посетил Францию, Англию, Голландию и другие страны. В его заграничном паспорте значились сто тридцать пять виз. Айвазовский встречался со многими выдающимися людьми. Его принимали во дворцах королей и вельмож, сам папа римский дал ему аудиенцию и наградил золотой медалью за картину «Хаос». Но вот что примечательно. Обласканный в чужих краях как никто из русских художников, Айвазовский предпочитал европейскому обществу круг соотечественников. В Венеции познакомился с Гоголем, а потом в Риме сблизился с ним настолько, что они стали неразлучны. Тесны были узы Айвазовского со всей колонией русских художников-пенсионеров, посланных для усовершенствования в Италию.

По приезде в Рим Айвазовский писал в Петербург: «Я видел творения Рафаэля и Микеланджело; видел Колизей, церковь Петра и Павла... Смотря на произведения гениев и громады — чувствуешь свое ничтожество! Здесь — день стоит года. Я, как пчела, сосу мед из цветника, чтобы принести благодарную дань матушке России». Айвазовский с достоинством нес звание русского художника. Вот как об этом рассказал в «Автобиографии» сам Иван Константинович: «В начале 1844 года я вторично отправился в Париж, но поездка эта была невольною причиной ускорения возврата моего на родину. В одной из газет, вскоре по моем приезде, была напечатана статья, в которой какой-то непрошеный доброжелатель заметил, что меня привлекло в столицу Франции радушие, ласки и внимательность парижан... По тону газетной статьи можно было заподозрить во мне совершенно преступное желание — принять французское подданство...» И дальше живописец добавлял, что это побудило его сократить время пребывания за границей на два года.

И.Айвазовский. Вид Одессы в лунную ночь. 1846.
И.Айвазовский. Вид Одессы в лунную ночь.
Масло. 1846.
Государственный Русский музей

Петербург встретил Айвазовского как триумфатора. Он избран академиком и причислен к Главному морскому штабу в звании первого живописца. Петербургские аристократы и сам царь наперебой заказывали картины. И вдруг — неожиданно для всех – принял решение покинуть Петербург и переехать на постоянное жительство в родной город — Феодосию. Немалая роль в этом решении принадлежит В. Г. Белинскому. С ним Айвазовский познакомился ранее, а теперь, после возвращения из-за границы, эти связи укрепились. «...С Белинским,— писал Айвазовский в письме от 29 июня 1889 года,— я встречался много раз в литературных кружках Петербурга и был у него по его приглашению один раз на Лиговской улице, через несколько лет после знакомства своего с А. Пушкиным, по возвращении своем из-за границы незадолго до кончины великого критика... Бесконечный вид жалости вызвал у меня этот полный духовных сил и жажды работы и уже приговоренный к смерти труженик..., внушавший мне столько благородных, прекрасных мыслей». Внушенные Белинским представления помогли Айвазовскому понять, что он погубит свой дар, если сосредоточится на выполнении заказов царя и знати.

Живя в Феодосии, мастер не стал отшельником. На зимнее время уезжал в Петербург, Москву, за границу, где общался с художниками, композиторами, писателями. Среди его близких знакомых — И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, Д. В. Григорович, Я. П. Полонский, композиторы Д. Верди, Д. Россини, Ф. Лист, А. Г. Рубинштейн, П. И. Чайковский. Был знаком с Л. Н. Толстым и А. П. Чеховым.

В русской живописи ведущее место к тому времени заняли передвижники. Не будучи организационно связан с ними, Айвазовский чуть ли не первым среди русских живописцев начал часто и широко выставлять свои картины в Петербурге, Москве, провинциальных городах. Но не только в этом заключалась его общность с передвижниками. Само его искусство, глубоко эмоциональное, патриотическое — в частности, батальные полотна,— ставило мастера в ряды прогрессивных русских художников. Не случайно именно И. Н. Крамскому принадлежит высокая оценка творчества Айвазовского, который, по его словам, «...есть звезда первой величины и не только у нас, а в истории искусства вообще».

Прошло много лет, но Пушкин оставался для Айвазовского идеалом: всю жизнь стремился постичь образ моря через его поэзию. Айвазовский вел счет годам жизни в искусстве с того памятного дня, когда поэт на осенней академической выставке 1836 года обласкал его, юного художника. Около двадцати картин и рисунков исполнил Айвазовский на сюжеты из жизни и творчества поэта. Самые примечательные — «Пушкин на берегу Черного моря близ Одессы», «Буря у крымских скал», «Пушкин у скал Аю-Дага», «Пушкин на берегу Южного Крыма», «Пушкин на берегу с семьей Раевских у Кучук-Ламбата», «Пушкин на берегу с семьей Раевских близ Гурзуфа и Портанита», «Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца». Одно полотно Айвазовский написал совместно с И. Репиным. На нем Пушкин прош,ается с Черным морем. Стоя на скалистом берегу, сняв шляпу, поэт обращается к бушующим волнам с прощальными словами:

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой...

Но сам художник, так любивший свою пушкинскую серию, считал, что главное он еще не выполнил. Когда-то в Италии русский поэт Н. М. Языков пожелал ему, чтобы он проникнулся пушкинскими видениями моря и воплотил их в живописи. И всю жизнь Айвазовский стремился к этому.

Л. Вагнер

Статья подготовлена в содружестве с порталом Smalti.ru - Творчество, вдохновение, искусство. Портал представляет современную живопись и историю искусств, иконы и архитектурные памятники, произведения искусства и арт-классы для начинающих художников.


Следующая страница: Пушкин в Яропольне

  • Главная   • Информационные статьи   • Культура, литература, искусство   • Айвазовский и Пушкин  

+7 (926) 663-08-79
Консультация Условия и ценыПростые ответы на элементарные вопросыНаправления психологииМетоды психотерапииЛичность Не хочу бояться, хочу путешествоватьЧетыре типа темпераментаТелосложение и темпераментФизиологические основы темпераментаПервое десятилетие Звуковая среда для малышаНа пути к взрослениюТеатр для малышаСчиталки. Развитие речи и навыков общенияКак учить стихи?Переход на «школьное» времяРебёнок врёт или фантазирует?Будь бобр!Как приручить Чеширского КотаВторые полвека Старость. Историко-культурные традиции и стереотипыСтарость. Социально-экономические тенденцииПринципы достойной старости Три важных фактора сохранения долголетияКонцепция успешного старенияПроблема периодизации возраста старостиСтарение как биологический процессПроцессы старения организмаСоциальные аспекты старенияИзменения когнитивной сферы в возрасте поздней зрелостиСохранение памяти и интеллекта в возрасте поздней зрелостиРазвитие личности в старостиОсобенности разных периодов старостиСемейные и дружеские отношения в пожилом возрастеРабота и уход на пенсиюТипы приспособления личности к старостиCтарая зависть к новой молодости Особенные люди Набойка по ткани. Продуктивное творчество детей и взрослых с ОВЗ. Научный подход Математика в психологииПсихология и кибернетикаРефлекс - от физиологии к психологииПрактикум Песочная терапия«Песочные фантазии». Терапия для детей 3-8 летПси-профи Профессиональная деформация психологаСложности работы психолога с пожилыми людьмиОсобенности общения психолога с пожилыми людьмиНравственные соблазны психолога-консультантаСайты и сообщества психологов

Архитектура и проектированиеБезопасностьБизнес и предпринимательствоВино и алкогольные напиткиДетский мирИнтерьерИсторияКрасота и здоровьеКультура, литература, искусствоНаука и техникаОборудование для ресторановПродукты питания и кулинарияПромышленность и производствоСтроительство и ремонтТуризм и путешествияКаледоскоп

 
  © ZS7.ru Зелёный свет. Платформа №7, 2008-2017.
Психологическая консультация: гармоничное развитие личности, преодоление кризисов и эмоциональных травм, спокойное и разумное восприятие себя и мира, решение проблем общения и взаимопонимания.
контакты
о проекте
карта сайта

Зелёный свет в социальной сети Facebook  Зеленый свет в социальной сети Вконтакте
+7 (926) 663-08-79

 
 
  Архитектура Строительство Интерьер Красота Культура История Детский мир Безопасность
Наука и техника Бизнес Промышленность Оборудование Еда Вино Туризм Калейдоскоп